Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Москва - Владивосток на электричках

Кинул мне тут на днях товарищ ссылочку - дескать, можно от Москвы до Владивостока доехать за 25 дней на электричках.

Картинка по ссылочке была оформлена примерно так же, как и всякие картинки в пабликах про Ошо и про то, как стать миллионером, нихуя при этом не делая, так что я насторожился и решил любопытства ради посчитать, а сколько же в действительности потребуется дней на то, чтобы проехать от Москвы до Владивостока исключительно пригородными электричками (и во сколько это обойдется - но совершенно точно будет дороже, чем билет в плацкарт в соответствующем поезде).Collapse )

Транссибирский дневник. Возвращение под солнцем

Китаец, ехавший со мной от Читы, вышел в Екатеринбурге в пять утра. Весь последний день он читал китайско-русский словарь, выписывая оттуда медицинские термины. Он даже объяснял, зачем они ему, но столь невнятно, что, откровенно говоря, я ничего не понял.

Границу Азии пересекли, когда было еще темно и все спали. Рассвет наш поезд встретил, проезжая Кунгур. Наконец-то мы в Европе! После города, известного своей пещерой, Уральские горы становились все ниже и ниже, и еще до Перми свое законное место за окнами, теперь уже до самой Москвы, занял привычный пейзаж местности, которую мы почему-то называем «средней полосой России», - леса и поля.

Помню, как на первом курсе мы ездили в Пермь в экспедицию. Почти сутки в пути! Плюс два часа к московскому времени! Какой далекой она казалась мне шестнадцатилетнему. Теперь же все совершенно наоборот: как, всего сутки остались! Мы уже в Европе, на Русской равнине! Отсутствие легковых машин с правым рулем на привокзальной площади приводило в восторг.

Когда в середине января я возвращался домой из республики Коми, Киров стал своеобразной границей зимы и весны. Тогда, в десятых числах января, там было в меру слякотно, но все-таки еще снежно. Спустя полтора месяца ситуация повторилась. На подъездах к Кирову снегопад и ветер, сквозь которые поезд пробивался, начиная как минимум с Кунгура, прекратились, и под ногами можно было видеть первые лужи. В Ярославле и Костроме, и тем более в Москве, снега почти не было.

Последние китайцы вышли в семь утра в Ярославле. Ехали они, насколько помню, из Хабаровска. Кто их там ждет, бедных, не знающих ни слова по-русски, практически на другом краю земли? Знают ли они, куда им ехать дальше? Смогут ли они добраться до места назначения?..

Как только мы проехали платформу 90 км, первую в Московской области, если ехать со стороны Ярославля, я не мог делать ничего другого, кроме как смотреть в окно. Утверждать, что я совсем не соскучился, было бы лукавством. Говорить, что хотел попасть домой с самого первого дня пути - позерством (да и не было такого). И все-таки, когда уезжаешь больше, чем на две недели, то надеешься, что в день твоего возвращения будет светить солнце, и все будет блестеть под ним - в унисон твоему прекрасному настроению.

Где-то в Пушкино или Хотьково после суток пасмурной погоды мы наконец-то увидели солнце, которое до самой Москвы никуда не исчезло.

Транссибирский дневник. Уже не вчера

Мы приехали в Новосибирск в 7:20 утра. В одной из третьих столиц России список пассажиров нашего вагона обновился более, чем наполовину. Поезд стоял на станции 49 минут, 15 из которых заняла выгрузка китайцев – да и русских – с их багажом из клетчатых сумок. Один из характерных представителей Поднебесной ехал и со мной в купе. Новосибирск, впрочем, был для него не конечным пунктом, - он спешил на автобус в Барнаул.

В Новосибирске мне наконец-то удалось принять душ. Учитывая, как долго мы стояли, добежать до привокзальных комнат отдыха и спокойно там освежиться вполне можно было успеть. Правда, на крупных станциях (а в Новосибирске находится, между прочим, крупнейшее здание вокзала на Транссибе) комнаты отдыха называются гостиницами и по цене уже давно обогнали хостелы, заменой которым когда-то были. Возможность принять душ для пассажиров проходящих поездов там, впрочем, осталась. Правда, это обошлось мне в 200 рублей – но все-таки хотелось приехать в Москву хотя бы относительно чистым.

Целый день поезд ехал по степи, которая занимает большую часть Новосибирской и Омской областей. Совсем немного к югу от Барабинской степи находится казахская Целина. Как ни странно, именно на этом участке пути было холоднее всего. В самом Барабинске – небольшом райцентре Новосибирской области –термометр на здании вокзала показывал 25 градусов. Когда я вышел на улицу, чтобы купить еды, поднялся такой ветер, что мне вспомнились кошмарные ветры на зимней Оби под Салехардом.

В Барабинске на перроне я увидел памятник одному из транспортных средств детства – чехословацкому локомотиву ЧС-2. Мы уже проводили автобус ЛиАЗ-677, а скоро и Икарус-280 – по крайней мере, в Москве – исчезнет с дорог. На железной дороге в последние годы активно меняют пассажирские локомотивы. Так что этот маленький зеленый электровоз, произведенный в городе Пльзень, за прицепкой которого к поезду до Ярославля, которым каждые каникулы ездил к бабушке, я в детстве наблюдал с не менее детским восторгом, постепенно становится историей.

Вечером мы наконец-то попали в екатеринбургский часовой пояс. Разница с московским временем здесь составляет всего два часа. Если в Приморском крае с его +7 чувствуешь, что все, происходящее в Москве и тем более в зарубежной Европе, происходит «вчера», то теперь такого ощущение нет совсем. До столицы осталось ехать чуть больше суток.


Запись сделана с помощью m.livejournal.com.

Транссибирский дневник. Снег и рынок

Действительно, преобладание праворульных машин можно увидеть и к западу от Читы. Вечером, выбравшись на привокзальную площадь Красноярска, я специально прошел мимо стоянки, чтобы посмотреть, предпочитают ли там свое, новое европейское или подержанное японское. Оказалось, что последнее, как меня и предупреждали. Впрочем, преобладание это было не таким явным, как во Владивостоке или Хабаровске, – так, где-то 60 на 40.

Среди реплик тех, кто проехал Транссиб от начала и до конца и предостерегал от этого поступка других, читал и такие: «Да там за окном почти все одинаковое!» И вот, на четвертые сутки пути, за окном все стало совершенно по-другому. Нет, до ровной, как взлетная полоса, Барабинской степи еще день, и вдоль дороги по-прежнему холмисто. Но если в Приморье и в Забайкальском крае из-под снега местами просвечивала земля, то после Иркутска, наконец, мы увидели настоящие сугробы и снежные заносы. Термометр на одной из станций показал минус пять градусов – все понятно: значит, тут совсем недавно был снегопад.

Когда мы на вторые сутки проезжали станцию Ерофей Павлович, мне почему-то запомнилось, как одинокая бабушка стояла неподалеку от привокзального магазина и торговали пирожками. Так вот, по сравнению с тем, что происходит во время прибытия поезда на станцию Иланская Красноярского края, на Ерофее Павловиче уличной торговли нет вовсе. Представьте себе: на платформе, как только подъъезжает состав, мгновенно образуется настоящий базар. Пятнадцать женщин, на чьих мобильных телефонах ожидаемо стоят рингтоны с песнями Стаса Михайлова, выстраиваются со своими клетчатыми сумками в ряд, и перрон не то что напоминает рынок – он становится им. Большие русские женщины наперебой торгуют солеными огурцами, мандаринами, вареными яйцами, пирожками, салом, котлетами, варениками, пельменями, манты, блинчиками – и, разумеется, традиционными яичной лапшой, шоколадом и пивом. Это не те божьи одуванчики, которые сиротливо предлагают крымским поездам сало и рыбу где-нибудь в Орле или Курске, а настоящие трудяги от низового частного бизнеса, которые способны продать все, что у них есть, не только освоившим язык едва ли на уровне туристического разговорника китайцам, но даже совершенно не понимающим по-русски японским туристам.

Транссибирский дневник. Байкал - мимо

Жаль, конечно, что озеро Байкал мы проехали ночью. С другой стороны, даже если бы поезд проходил этот участок пути днем, говорить после этого, что побывал на Байкале, все равно было бы жалким самообманом.

Вплоть до Иркутска наш вагон представлял собой… Есть ли хоть какие-нибудь выражения, синонимичные казенному «дружба народов»? Современные правые наверняка бы сказали «зоопарк», но ведь и «плавильным котлом» это не назовешь. Так или иначе, на участке Улан-Удэ – Иркутск в нашем вагоне собрались представители сразу семи национальностей: русские, таджики, узбеки, китайцы, татары, японцы и буряты. Возможно ли такое в поезде Москва –Санкт-Петербург?

Байкал стал психологическим рубежом. Он находится ровно на середине пути. Из Москвы нам кажется, что Байкал, Чита, Хабаровск, Владивосток – они все где-то рядом. Такой же эффект сжатия расстояний мы чувствуем в маленьких городах и потом с удивлением обнаруживаем, что, например, улица Свободы в Ярославле – это как от дома до метро дойти. Так и с Байкалом. От Иркутска до Москвы ехать трое суток с небольшим – и столько же до Владивостока.

Вчера в Чите в мою плацкарту подсели двое китайцев. Один едет до Новосибирска, второй – до Екатеринбурга. Тот, что добирается на Урал, в отличие от соседа, немного говорит по-русски. Живет ни много ни мало в Харбине. Ни во Владивостоке, ни в Хабаровске, ни в Благовещенске при этом не был – хотя до них рукой подать. В Екатеринбурге работает продавцом на рынке и надеется, что через полтора месяца к нему переберется жена.

В Улан-Удэ мы были в семь вечера. Большой вокзал, количество продуктовых магазинчиков, продавщицы в которых порой даже как-то нордически монголоидны, не поддается исчислению. После трех дней жареных пирожков, плавленого сыра и яичной лапши хочется в течение хотя бы одного ужина не убивать себя. Вспоминается самое известное (а, пожалуй, и единственное известное) бурятское блюдо – позы. Одно из многочисленных воплощений гениальной кулинарной идеи «возьми что-нибудь и заверни в тесто», пришедшей, как мне доказывали во Владивостоке, из Китая. Действительно, на перроне есть небольшое кафе, где можно купить в том числе позы. Впрочем, зайти не получилось. Заведение, как выяснилось, закрыто на спецобслуживание. В центре Москвы такая фраза означает, что внутри проходит корпоратив. Неужели в Улан-Удэ кто-то отмечает праздники в привокзальной харчевне?


Запись сделана с помощью m.livejournal.com.

Транссибирский дневник. Осторожно, время замедляется

Совсем скоро с того момента, как 160-часовое кино началось, пройдут первые сутки. Поезд пока скорее полупустой. Китайцы в моем вагоне, как выяснилось, едут вовсе не до Хабаровска и Биробиджана – столицу Еврейской автономной области мы уже проехали, а они как сидели всей компанией в одной плацкарте, уплетая лапшу быстрого приготовления и запивая ее крепким пивом, так и сидят. Семья узбеков из соседнего купе едет до Новосибирска, а оттуда – автобусом на историческую родину. К ним в Хабаровске прибавился щуплый татарский солдатик, которому уже не снискать славы соратников Чингисхана – он комиссован из-за язвы желудка и возвращается домой в Пермь. Японку, едущую до Москвы, найти так и не удалось. Видимо, она в другом вагоне.
Хабаровск мы проехали днем, Биробиджан – в шесть вечера. В Биробиджане у меня наконец появился сосед – правда, только до ближайшего утра. 60-летний мужчина, впрочем, оказался крайне неразговорчивым и вдобавок почти не отрывающимся от мобильного телефона. Тем не менее, мне удалось узнать, что у него есть друзья –настоящие евреи. Правда, в начале 90-х-они променяли Амур на Иордан, однако до сих пор навещают родной Биробиджан.
Начинается самый холодный, жуткий, безлюдный, одинокий, пустой участок Транссиба: Биробиджан и Читу разделяют полторы сутки езды, и всем протяжении пути нет ни одного города с населением 100 тысяч человек. Да и 50-тысячников всего два – Белогорск и Свободный в Амурской области. Да, есть Благовещенск, Тында, Нерюнгри, но они в стороне. А здесь, вдоль Транссиба… Это потом, после Читы, которая будет послезавтра в 9:15 по местному времени, в день будет минимум по одному действительно крупному городу. Ну а 20 февраля 2014 года мне из окон поезда предстоит наблюдать не просто Безвременье, но Безсвойствье.


Запись сделана с помощью m.livejournal.com.

Донбасс. Краткие впечатления + highlights

Вернулся из недельной поездки по Донбассу. Убежден, что для понимания Украины этот регион, в котором только лишь на первый взгляд путешественнику "нечего делать", обязателен к посещению не менее, чем Киев, Львов или Одесса.
За девять дней я побывал в Луганске, Донецке, Краснодоне, Славянске, Святогорске, Горловке, Енакиево и Мариуполе. Задача охватить действительно весь регион не ставилась - честно говоря, не уверен, что есть люди (за исключением ряда местных чиновников), которые побывали во всех его городах. А их действительно много: в Луганской области 38, а в Донецкой еще больше - 54.
IMG_7166

Collapse )

Эстония. Город Нарва. Часть 1. Границы ключ переломлен пополам...

Эстония. Ида-Вирумаа. Highlights
Нарва. Часть 1. Границы ключ переломлен пополам...
Нарва. Часть 2. В поисках безысходности
Нарва. Часть 3. Русский след
Нарва. Часть 4 и последняя. Длинный Герман
Силламяэ. Сталинский заповедник
Кохтла-Ярве. Эстонский Донбасс
Йыхви. Эстонская столица Ида-Вирумаа
Нарва-Йыэсуу, она же Усть-Нарва. Возвращение на границу

Главная достопримечательность Нарвы - вовсе не "глянцевый" замок (впрочем, посвящу этому сооружению отдельный пост, так как оно действительно роскошно, а для любителей фортификации однозначно должно входить в список must see), а граница. Город расположен на берегу одноименной реки, по которой с 1991 года стала пролегать граница между двумя государствами - Россией и Эстонией.
Городов на пограничных реках много. Для Нарвы же река оказалась не просто границей, а "Берлинской стеной". Дело в том, что на противоположном берегу расположен российский город Ивангород. До 1945 года он был Ивановской стороной, районом Нарвы, но после Великой отечественной войны был передан из Эстонской ССР в состав Ленинградской области. Де-факто он составлял со своим эстонским соседом единый город вплоть до распада Союза. Планировка собственно Нарвы оказалась такова, что главный КПП в 1992-м пришлось строить прямо в центре города, на выезде на мост через реку. Уникальный случай - контрольно-пропускной пункт находится в 50 метрах от жилых домов, в чьих-то квартирах именно на него выходят окна. Или на очередь из автомобилей.
IMG_2854
Collapse )

Рязановский и немножко Егорьевска

В прессе довольно часто встречаются рассуждения в духе "а вот всего в ста километрах от Москвы...", после чего следует жалоба на отсутствие света/газа/дров и т.д. В поселке Рязановский Егорьевского района (населением примерно 2 тыс. человек) проблем со светом, газом и даже отоплением нет - по крайней мере в многоквартирных домах, которых там большинство. Но он, как и все другие возникшие когда-то при месторождениях торфа поселки востока Подмосковья, относится к одним из самых "глухих" мест области.
DSCF1689
Collapse )